• Рассказать друзьям:

  • Разделы новостей:

  • Организаторы клуба:

    Поддержка сайта:

::: Труднейший беговой ультрамарафон по Долине Смерти :::

 Опубликовано: 10.01.2015 • Просмотров: 5936 •  Подгрузка...

Труднейший беговой ультрамарафон по Долине Смерти
 

Вчера я показал вам Долину Смерти, по который мы проехали за один день. Уже после возвращения в Россию я нашел информацию о том, что ежегодно в этих жарких краях проходят соревнования по бегу - внимание - на 215 км! Badwater Ultramarathon известен как «самый тяжелый легкоатлетический пробег в мире». К участникам предъявляются высокие требования: опыт участия в двух забегах на 50 миль, либо одном 100-мильном забеге, и наличие группы сопровождения на машине, именно поэтому осилить такой путь дано не каждому.

«Ультра» а не просто марафон, потому что его протяженность не подпадает под официальный стандарт, по которому бега приравниваются к марафонским.

2. Марафон начинается в районе Бэдуотер:
Труднейший беговой ультрамарафон по Долине Смерти

3. А это - его финишная точка на высоте 2 548 м горы Уитни:
Труднейший беговой ультрамарафон по Долине Смерти

4. Представляете, что кроме огромного расстояние бегунам нужно преодолеть несколько горных перевалов и чудовищный перепад высот! Вот карта маршрута:
Труднейший беговой ультрамарафон по Долине Смерти

История ультрамарафона началась в 1974 году, когда бегун Эл Арнольд попытался пробежать по этому маршруту, но через 29 км с сошел с дистанции с серьезным обезвоживанием. После длительных экстремальных тренировок в пустынях и саунах в 1975 году он снова решил повторить попытку - и опять неудачно, через 80 км бега он опять сошел с дистанции с травмой колена, но после лечения в 1977 году сумел пройти всю дистанцию - от и до. Вторым удачливым бегуном по этому маршруту стал Джей Бирмингем, он совершил забег в 1981, а в 1987 году ультрамарафон собрал пять участников. С тех пор он проходит регулярно.

5.
Труднейший беговой ультрамарафон по Долине Смерти

Сегодня ежегодно в этой гонке участвуют 70-90 человек и это самый экстремальный ультрамарафон мира: 215 км при температуре 40 градусов ночью и до свыше 50 градусов днем по местности, где нет источников воды, зато есть несколько горных перевалов в пустыне. Нередко бегуны надевают на себя белые солнцеотражающие балахоны с капюшонами. У каждого из них должна быть машина сопровождения с двумя помощниками, водой, едой и льдом, и у него уже должен быть опыт суперзабегов: не меньше двух по 80 км и один - 160 км. И всё же заканчивают дистанцию от 20 до 40 процентов тех, кто стоял на старте.

6.
Труднейший беговой ультрамарафон по Долине Смерти

7.
Труднейший беговой ультрамарафон по Долине Смерти

8.
Труднейший беговой ультрамарафон по Долине Смерти

9.
Труднейший беговой ультрамарафон по Долине Смерти

Большинство участников этого ультрамарафона традиционно американцы. Большинство победителей - тоже. Интересно, что в 2002 году абсолютным победителем соревнований стал не американец, а американка - Пэм Рид, преодолевшая трассу менее, чем за 28 часов. Вообще на преодоление дистанции у победителей-мужчин уходит порядка 23-25 часов, у победительниц - порядка 27-30 часов. Последние спортсмены пересекают финиш через 55-60 часов после старта. Нужно отметить, что в 2000 году высшая ступенька пьедестала почета «Ультрамарафона Бэдуотер» покорилась россиянам - Анатолию Кругликову и Ирине Реутович. С тех пор россияне в этих соревнованиях, к сожалению, не участвовали.

10.
Труднейший беговой ультрамарафон по Долине Смерти

В сети я нашел статью десятилетней давности, описывающую эти соревнования с участием и победой россиян, написанную Владимиром Снегиревым. Она действительно интересная, далее я приведу ее полный текст.

Журнал «Вояж и отдых», № 7/8 июль-август 2000 год.
Владимир Снегирев.

Кто сказал, что вся Америка - это сплошной рай? Что здесь, куда ни пойди, всюду или тепло, или умеренно прохладно. Нет, плохо мы еще знаем Соединенные Штаты. Есть и там такие места, которые лучше обходить стороной. Одно из них находится на востоке штата Калифорния, неподалеку от Невады и красноречиво называется Долина Смерти. В этом названии нет никакого преувеличения. Когда в прошлом веке золотоискатели шли с востока к горам Сьерры-Невады, где, по слухам, таились несметные запасы желтого металла, им приходилось пересекать пустынные холмы и скалы совсем неподалеку от вожделенных хребтов - тут-то многих и настигала гибель. И вроде бы невелико расстояние, всего-то миль сто пятьдесят, а тот, кто его одолевал, навсегда сохранял в душе ужас. Долина Смерти - по-другому и не скажешь.

Здесь зафиксирована самая высокая температура воздуха в северном полушарии - почти 60 градусов по Цельсию. Здесь бывают годы, когда на землю не падает ни единой капли дождя. Здесь черные, будто обугленные зноем скалы и бурая растрескавшаяся глина - словно это и не родная планета, а какой-нибудь Марс. У человека, впервые попавшего сюда, невольно захватывает дух. Легко представить себе ощущения первопроходцев из прошлого века и понять, каково им, бедолагам, тут было.

Но и сегодня можно запросто испустить дух в Долине Смерти. Для этого требуется стать участником традиционного ежегодного Ультрамарафона под названием Badwater-2000. To есть приехать сюда, надеть кроссовки и вместе с такими же чудаками попытаться своими ногами пересечь проклятое место. Шагом или бегом - это кто как сможет. Впрочем, некоторые заканчивают путь на носилках. Что интересно - с каждым годом число желающих потягаться с пустыней все больше, в минувшем июле их было 71 и среди них впервые - наши соотечественники. Они-то и стали главными героями Badwater-2000.

Краткая информация о самом сложном в мире Ультрамарафоне:
- Общая протяженность трассы - 218 километров;
- Старт в самой низкой точке Северной Америки - 86 метров ниже уровня океана;
- На полпути бегуны должны преодолеть два горных перевала высотой свыше 1500 метров;
- Финиш на склонах одной из самых высоких вершин США (г. Уитни), на отметке 2600 метров;
- К старту допускаются бегуны, которые прежде не менее двух раз заканчивали дистанцию в 50 миль или хотя бы раз пробежали 100 миль;
- Каждый спортсмен должен иметь группу сопровождения на автомобиле, состоящую по крайней мере из двух человек, готовых оказать помощь на дистанции, а при необходимости эвакуировать бегуна в ближайшую больницу.

ОТКУДА НОГИ РАСТУТ?

Они растут из 1994 года, когда судьба впервые забросила меня в Калифорнию в качестве ассистента известного казахского бегуна Марата Жыланбаева, захотевшего пробежаться по смертельной долине. Марат откуда-то узнал про удивительный марафон, наскреб у себя в Экибастузе деньжат (в те годы спонсоры были гораздо щедрее, чем сейчас), и мы с ним отправились в дальний путь, плохо представляя себе его последствия.

С отвагой наивного новичка Марат ступил на раскаленную землю и сразу вырвался вперед, оставив далеко позади всех американцев, однако через два часа рухнул прямо на асфальт как подкошенный - первый обморок от прямого солнечного удара. С трудом я затащил его в автомобиль и долго приводил в чувство: обложил льдом, как покойника, щедро полил водой. Спустя некоторое время он оклемался, продолжил безумный бег и через десять часов опять вышел в лидеры. Но история с обмороком повторилась, только теперь я приводил его в сознание часа два, не меньше, в какой-то момент он уже посинел и следовало выбрасывать белый флаг, все - приехали, досрочный финиш. В конце концов, Марат и теперь пришел в себя, снова вышел на шоссе и спустя 33 часа доплелся до заветной черты (именно доплелся, шатаясь и падая), и самое удивительное - при этом он занял второе место и даже получил от организаторов скромное вознаграждение в виде 500 долларов.

Вернувшись домой, мой приятель навсегда завязал с бегом на длинные дистанции, у меня же все эти годы проклятая долина не выходила из головы. Иногда мне казалось, что это был сон: ну как волосы на голове могут трещать от жары не в сауне, а в какой-то долине и как на камнях вполне можно жарить яичницу? И как это люди бегают в том аду? Соревнуются, кто быстрее сойдет с ума? Бред какой-то.

Кончилось тем, что в январе я написал директору марафона Крису Костману письмо с предложением допустить к участию в пытке этого года российских бегунов и провести в рамках традиционного пробега матч между нашими и американцами. Крис ответил словами, которые можно свести к самому распространенному американскому выражению «О'кей», правда, сразу попросил перевести ему на счет взнос по 200 баксов за каждого нашего участника.

Идея между тем обретала сторонников: сначала ею увлекся наш журнальный маркетинг-менеджер, а в прошлом заядлый спортсмен и путешественник Федор Склокин, затем подключился наш общий с Федором друг и соратник по полярным экспедициям Дима Шпаро и его Клуб «Приключение». Мы предложили Крису сообща сформировать призовой фонд - по две с половиной тысячи с каждой стороны, итого пять тысяч долларов, для награждения команды-победительницы. Тут американец нас удивил. «Мы, - говорит, - янки - бедные люди, у нас таких денег отродясь не было». Ну что поделаешь, пришлось поверить ему на слово. Решили сформировать призовой фонд сами - в размере $2500. Только где их взять? И где найти другие деньги - на билеты в Лос-Анджелес, на гостиницы, на аренду автомашин, на еду?

Идея тем временем уже пошла гулять по свету и овладевать массами. Уже газеты об этом написали и по телевизору сказали. Тут и спонсоры появились. Первым был холдинг «Олимпийская система», президент которого Анатолий Харчук оказался не чужд романтики сумасшедших проектов. «Аэрофлот» согласился за полцены перебросить в Калифорнию всю компанию. Торговая сеть «Спортмастер» изъявила желание экипировать команду снаряжением фирмы ASICS - самым лучшим для бега на длинные (а также на любые другие) дистанции. Знаменитый сочинский оздоровительный комплекс «Дагомыс» пригласил за собственный счет принять у себя участников отборочных соревнований. Освещать акцию взялась телекомпания НТВ-плюс. И наконец, появился человек, выделивший деньги в призовой фонд. О нем надо сказать особо. В прошлом воин-десантник, герой Афганистана, а ныне крупный предприниматель, вице-президент Российской федерации бокса Юрий Алексеев практически спас наш проект, когда он оказался под угрозой срыва, но, впрочем, об этом я еще расскажу ниже.

Теперь предстояло определить сборную команду России. Нам пришлось проводить отбор в два этапа. Сначала самые упертые бегуны приехали в Москву и в начале мая на стадионе «Октябрь» выясняли отношения в турнире, который называется «Сутки бегом». То есть, читатель, понимай это абсолютно буквально: ровно сутки, секунда в секунду, они бежали круг за кругом по стадиону. У мужчин победил тогда уральский учитель Андрей Казанцев с результатом 256 км и 869 метров. А Ирина Реутович из Калининграда за сутки одолела 230 км 438 метров. Конечно, этих победителей, а также призеров мы взяли на заметку.

Но то по стадиону, в прохладной Москве. А ведь в Калифорнии будет и знойная пустыня, и горные перевалы. Увы, ничего похожего на Долину Смерти мы в России отыскать не смогли. И тогда второй этап было решено провести в окрестностях Сочи. Там, конечно, не так жарко, зато по части гор - все в порядке. В конце июня семь бегунов приехали в оздоровительный комплекс «Дагомыс». Генеральный директор комплекса Константин Свиридов взял под свой личный патронаж проведение отборочных состязаний. А работники знаменитой гостиницы окружили марафонцев теплой заботой и участием.

Три дня - три старта. Каждая дистанция - 50 километров. Горные перевалы. Высокая влажность. Словом, то, что надо для объективного отбора. По итогам этих состязаний определилась российская команда. В нее вошли: Анатолий Кругликов (42 года) из Смоленской области, Ирина Реутович (50 лет) из Калининграда, Иван Лабутин (41 год) из Владимирской области. Все они - испытанные бойцы сверхмарафона, победители многих российских и международных соревнований.

К началу июля мы были убеждены на сто процентов, что наша команда сформирована из действительно самых лучших на сегодня супермарафонцев страны.

Они бежали в Долине Смерти:
- Ирина Реутович. 50 лет. Живет в Калининграде, работает инженером в «Гидрострое». Единственная среди сверхмарафонцев России - заслуженный мастер спорта. Мастер спорта по альпинизму. Трехкратная рекордсменка мира в суточном беге. Характер - нордический.
- Анатолий Кругликов. 42 года. Живет в городе Рославль Смоленской области. Мастер спорта международного класса, мастер спорта по лыжным гонкам. По образованию - учитель физкультуры. Шестикратный чемпион и рекордсмен России в суточном беге на стадионе (276 км за 24 часа) и на шоссе (269 км). Очень дружелюбный и открытый.
- Иван Лабутин. 41 год. Работает зам. директора спортивно-оздоровительного центра на заводе осветительной арматуры в городе Вязники Владимирской области. Обладатель Кубка Европы в двухсуточном беге (его результат - 518 км - остается непревзойденным и поныне). Человек удивительно скромный и незаметный. Романтик.

НЕОЖИДАННАЯ ПОДНОЖКА

Но уж больно хорошо все у нас складывалось. Денег, хоть и в обрез, но нашли. Команду сформировали. Все организационные вопросы с американцами утрясли. Теперь по закону зебры следовало ждать беды. И она пришла. И случилось это прямо накануне отлета в США. Американские власти по какой-то одним им ведомой причине отказали в визе нашему Феде Склокину. Заслуженному тренеру СССР, прежде неоднократно бывавшему за океаном. Это был удар! Федор -единственный из всех нас мог сносно объясняться по-английски. Федор должен был вести один из трех автомобилей сопровождения и профессионально помогать бегунам на трассе. На Федоре лежала основная часть забот по размещению в отелях и аренде машин. Федор был казначеем, тренером, психологом и завхозом. Выбив его из команды, коварный Госдепартамент едва не сорвал все наши планы.

Вот когда нас выручил Юра Алексеев! Он согласился поехать в Долину Смерти вместе с бегунами и разделить все тяготы пути в качестве ассистента. Да еще и пригласил помочь живущих в Америке наших боксеров Виктора Егорова и Сашу Курбатова. Доктором команды с нами отправился Анатолий Соболев, который прежде неоднократно участвовал в разных экстремальных экспедициях. Еще были два замечательных парня из НТВ - корреспондент Витя Прядко и оператор Серега Соловьев.

Полтора дня в Лос-Анджелесе ушли на подготовку к старту. Прежде всего следовало арендовать подходящие машины. Шесть лет назад мы с Маратом брали так называемый «мотор-хоум», или дом на колесах, в котором можно путешествовать с комфортом: спальня, холодильник, кухня, столик, два мощных кондиционера. Однако теперь организаторы Ультрамарафона использовать такие машины запретили. Да и компании rent-a-car, как я понял, неохотно дают «мотор-хоумы» в Долину Смерти, видимо, опасаясь перегрузок для двигателя и кондиционеров. Тогда мы выбрали три одинаковых мини-вэна марки «Крайслер». Каждый из них вместительностью семь человек, то есть там есть достаточно места для снаряжения, для коробок с водой и контейнеров со льдом. Аренда одного такого полностью заправленного мини-вэна на четыре дня (со страховкой на все случаи жизни) обходится в $595. Вместе с машиной фирма предоставляет мобильный телефон для экстренной связи в дороге. Минута разговора по такому мобильнику обходится в полтора доллара, но в случае ЧП он незаменим.

После этого отправились в магазин покупать пенопластовые контейнеры для льда, воду и продовольствие. Толя Кругликов попросил для себя побольше кока-колы и бананов. Ирина запаслась сухими супами с вермишелью и шоколадом. У Ивана особых пожеланий не было, он только застенчиво сказал; «Я как все». Воды брали много - обычной, минеральной и с какими-то добавками. Литров по двадцать на человека. В общей сложности получилось бутылок двести.

Рано утром 26 июля наш небольшой караван отчалил от даун-тауна в Лос-Анджелесе и взял курс на северо-восток. До туристического центра в местечке Furnace Creek, где было намечено общее собрание всех участников Ультрамарафона, нам предстояло проехать 230 миль.

ЗДРАВСТВУЙ, ЗЕМЛЯ СМЕРТЕЛЬНАЯ!

Прибыв после полудня на место, мы вышли из прохладных машин на свежий воздух. Посмотрел я на своих спутников и сильно задумался. Как-то они сразу притихли, погрустнели. Хоть и много было прежде рассказано о диковинном климате долины, а, видно, в душе они не совсем верили, думали - привирают. А тут сразу - плюс 54 градуса по Цельсию. Да еще с ветерком, который обжигает, обугливает кожу. И завтра в этом пекле бежать. Да... Попали ребята...

Но потом, смотрю, потоптались немного, походили, убедились, что в первые минуты никто не умер, и опять к ним вернулось хорошее настроение. Пошли на общее собрание участников.

Там всем выдали нагрудные номера и колышки с красными лентами. Этот колышек ассистент бегуна должен воткнуть на том месте, где марафонец покидает трассу - для отдыха, массажа, лечения...

Каждый бегун подписал бумагу, смысл которой сводился к тому, что он добровольно подвергает себя предстоящему истязанию и освобождает от ответственности организаторов, если с ним что-то случится.

На собрании Крис Костман, наконец, познакомил нас с участниками американской команды, изъявившими желание соревноваться в матче с нашими. Их тоже было трое: двое мужчин и женщина.

Самой опытной у американцев была Лиза Смит. Она 89 раз заканчивала марафонские дистанции, пробежала трассу в Гималаях, побеждала в Супермарафоне в Сахаре. Четыре раза пересекала Долину Смерти. Мне показалось, что она свысока посматривала на нашу Ирину: это что еще за выскочка из России?

Американцы объявили, что деньги, которые они получат от нас за победу, будут направлены на благотворительные цели. «Ну, ну, - сказал на это Толя Кругликов. - У нас у Ивана картошку бомжи украли, ему зимой есть будет нечего, так что его семье эти денежки нужнее. Мы еще поглядим, кому они достанутся и на какие цели будут пущены».

На собрании среди других спортсменов был один - совершенно необыкновенный. 37-летний британец Крис Мун - по-нашему, инвалид первой группы. В Мозамбике он участвовал в ликвидации противопехотных мин, и взрывом ему оторвало правую ногу и часть правой руки. И этот парень тоже приехал сюда, чтобы пройти всю дистанцию. На протезе. Честно сказать, мало кто верил, что он дойдет и до половины пути.

Затем мы проехали 40 километров в обратную сторону и поселились на одну ночь в мотеле Stovepipe Wells Village ($58 за комнату на двоих). Остаток дня мои спутники провели в бассейне, наслаждаясь прохладной водой и отгоняя от себя мысли о завтрашнем старте. Температура к вечеру опустилась до плюс 49.

ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА ПУТИ: НАМ РАВНЫХ НЕТ

Не знаю, спали ли в эту ночь наши ребята, мы же с доктором почти не сомкнули глаз. Надо было оклеить все машины надписями с фамилиями бегунов и предупреждением, чтобы другие водители соблюдали осторожность (так требуют правила). Надо было загрузить контейнеры льдом и водой. А около пяти утра, еще в полной темноте, надо было трогаться в путь - к месту старта.

Старт у этого удивительного соревнования расположен в глубокой впадине среди черных скал, рядом с хилой лужицей, называемой Badwater («Плохая вода»). Когда мы туда приехали, там уже все были в сборе и царило возбуждение, какое бывает, когда люди пускаются в авантюру с непредсказуемыми последствиями. Бегуны вымученно улыбались и охотно позировали корреспондентам. Видимо, уже сам факт своего присутствия здесь они считали подвигом. Наших никто не фотографировал, и никто не брал у них интервью. Они были темными лошадками, и местные ветераны не принимали их всерьез. Ну, рекордсмены России. Ну, чемпионы Европы. И что? Тут - случай особый. Долина Смерти! Она и не таких закапывала.

Ровно в 6.00 трубач сыграл американский гимн и первые 30 марафонцев начали свой смертельный трюк. Температура в это время была вполне сносной - всего около 40 градусов. На 8.00 был назначен старт второй группы, на 10.00 - третьей. По уверениям Криса все сильнейшие бегуны были собраны у нас. Самый ранний старт давал им некоторое преимущество, так как воздух в этом аду еще не успевал прокалиться до обычных 55 градусов. Пользуйтесь, ребята! Мы - добрые.

Толя и Иван с самого начала на пару возглавили цепочку бегунов. Третьей на некотором отдалении бежала Ирина. Все остальные сразу оказались далеко позади (тут я вспомнил Марата и его стартовый рывок шесть лет назад, а потом глубокий обморок - и заволновался: как бы история не повторилась снова).

Группа сопровождения сформировалась так: я на первой машине помогал Кругликову, следом ехали Юра и Виктор - они поддерживали Лабутина, а третья машина с Сашей и доктором была закреплена за Реутович.Сначала, пока было не так жарко, мы останавливались через каждые полторы мили и, дождавшись бегунов, на ходу давали им воду или колу, но уже спустя час ребята попросили подкармливать их через каждую милю. Если учесть, что миль было 135, то можете себе представить, каким несладким был и наш хлеб. 135 раз остановиться, приготовить воду, еду, затем все это на бегу скормить бегуну, затем вернуться к машине, проехать милю и опять... О ближайшем будущем думать как-то не хотелось.

Больше трех часов Толя и Иван резво бежали вместе без единой остановки. Но когда температура перевалила за 44 градуса, они решили облачиться в специально сшитые для этого белые костюмы, практически полностью закрывающие все тело. Переодевание заняло минуты три, не больше. Впрочем, они могли и не спешить: ближайшей соперницей была наша Ирина, отстававшая минут на десять, остальные скрывались где-то далеко позади за холмами.

В 11-м часу утра Иван стал жаловаться на судороги в ногах и отставать от Толи, с этого времени и до самого финиша Кругликову (и мне) предстояло коротать время в одиночестве.

Около полудня Толя, преодолев 68 километров, добежал до мотеля, где мы ночевали. Преимущество его было таким, что он рискнул на бегу завернуть к бассейну, быстро разделся и нырнул в прохладную воду. Я в это время пополнил запасы льда, воды и бензина. Когда спустя 15 минут я вышел из лавки, Кругликова уже след простыл за поворотом, а к мотелю, корчась от боли, подбегал Лабутин. Его белые штаны были в красных пятнах от крови: чтобы снять судороги, Иван прямо на ходу колол себя булавкой.

Отсюда начинался подъем к первому перевалу высотой полторы тысячи метров. Температура поднялась до 48 градусов, а горячий ветер доставал прямо до самых кишок. Это как в русской бане, когда ковшиком поддашь в печь водички. Только из русской бани, если припрет, всегда можно выскочить в предбанник, а отсюда не выскочишь. Надо терпеть.

К 16 часам Толя взял перевал. Теперь 50-градусная жара была позади, она мучила других, не его. Он обманул проклятую долину, Иван к этому времени отставал от него на пять километров, еще через три километра была Ирина, а от нее до ближайшего американца было километров пятнадцать. Однако темпа Толя не сбавлял, и ближайшее будущее показало, что он был прав. Будущее готовило нам очень неприятный сюрприз.

ДУЭЛЬ С ТАИНСТВЕННОЙ ИНТРИГОЙ

Когда мы стали спускаться с перевала, грянула настоящая буря. Раскаленный ветер раскачивал чахлые кусты, срывал одежду. С запада на небо наползала огромная черная туча. Но откуда в этих местах взяться грозовой туче? Бред какой-то. Только позже мы узнали, что это был дым от лесных пожаров, полыхавших за сотню километров отсюда, в Йосемитском национальном парке. С наступлением сумерек в воздухе отчетливо запахло гарью, а к утру спортсмены бежали уже в сизом дыму. Но до утра было еще далеко. Примерно на 110-м километре нас ждал неожиданный удар.

В этом месте меня догнал на своей машине Крис Костман и сообщил, что лидером гонки является совсем даже не Анатолий Кругликов, а бегун из Японии Канаме Сакурай и бегун из Словении Душан Мравле, которые стартовали в 8 часов (вот почему мы о них долго ничего не знали) и по ходу выигрывают у Толи примерно 30 минут. Ничего себе новость!

Я сказал об этом Кругликову. На его лице не отразилось ничего. Ноль эмоций. Однако уже в вечерних сумерках нам передали, что японец и словенец по времени опережают Толю почти на час. Кругликов выслушал это печальное известие, задумчиво съел на ходу свои полбанана, запил их кокой и... что есть сил бросился вперед. Как будто и не было позади четырнадцати часов непрерывного бега, испепеляющей жары и крутых гор. Я понял, что вот теперь-то и начинается настоящая борьба.

Всю ночь он бежал почти в спринтерском темпе. Играючи одолел второй перевал высотой 1600 метров. Ни разу за все время не остановился, не сбавил скорость. Мне было за него страшно: ну, не может человек вот так, без передышки, бежать по горам сутки подряд. Не бывает такого. Но я сам это видел и, клянусь, не забуду это никогда. Американцы, ошеломленные таким спуртом, приставили к нам специальную судейскую машину, которая, обогнав нас, таилась в кустах с выключенными огнями: из машины смотрели, не подвезу ли я Кругликова на своем мини-вэне, ну, не может же он бежать в таком сумасшедшем темпе столько часов подряд...

О, что это была за чудная ночь! Где-то далеко позади, отстав к тому времени часа на четыре, маялся со своими судорогами Иван Лабутин и при этом умудрялся любоваться на звездопад, а когда становилось совсем невмоготу, пел единственную песню, которую помнил - да, конечно, «Катюшу». И неподалеку от него неслась сквозь ночь наша Ирина - ей тоже приходилось несладко, были обмороки, страшные боли донимали ее, и доктор Толя все время помогал - когда лекарством, когда ласковым словом. И к полуночи стало уже совсем прохладно - всего плюс 24, и это означало, что Долина Смерти осталась позади, а впереди нас ждет финиш.

Последний контрольный пункт был расположен в городке Лон Пайн, у подножья горы Уитни, в десяти километрах от конца. К тому моменту Толя все еще проигрывал словенцу (японец сдал), проигрывал минут девять, но об этом мы узнали только когда все кончилось. А тогда знали только одно: словенец сидит «на хвосте», ему известен Толин график, и, конечно, он сделает все, чтобы свое преимущество сохранить.

Кругликов финишировал 28 июля сразу после семи утра. На весь путь он затратил 25 часов 09 минут 05 секунд. Это лучше прежнего рекорда Долины Смерти более чем на два часа. Уложив его отдыхать в тени кедров, я поехал вниз - посмотреть, что там со словенцем и с нашими ребятами. Душана встретил на самом крутом участке подъема - он упорно брел вперед, но временами его качало из стороны в сторону, словно пьяного. Было ясно, что все решат последние километры и даже метры пути. Так и случилось. Словенец в итоге показал второй результат, уступив Толе больше 11 минут. Третьим был японец (его результат хуже на два с половиной часа). Четвертое место занял наш Ваня Лабутин.

Но автором главной сенсации стала Ирина Реутович. Она закончила дистанцию в 218 километров сразу за Иваном, показав феноменальный результат для женщин - 29 часов 48 минут 26 секунд. Она на семь часов (!) улучшила прежний рекорд. Чтобы понять, насколько это великое достижение, скажу, что следующая бегунья финишировала только 12 часов спустя. Вы представляете? Мы уже спустились с горы, выспались в мотеле Лон Пайна, позавтракали, опять приехали на Уитни и только тогда увидели эту американку, финишировавшую второй. Достижение Ирины журналисты тут же сравнили со знаменитым рекордом прыгуна Боба Бимона, который никто не мог превзойти много-много лет.

И конечно, нас потряс своим мужеством англичанин Крис Мун - тот самый, без ноги и руки. Он не просто дошел до финиша на своем протезе (за 57 часов), но и опередил трех вполне здоровых марафонцев. Вот это парень!

Что же касается матча с американцами, то, как вы, наверное, уже поняли, никакой борьбы не получилось. Команда хозяев была настолько шокирована нашим стремительным стартом, что фактически сдалась без всякой борьбы. Лиза Смит, отмучившись за 43 с половиной часа, долго и безутешно рыдала на финише.

Прощай, американская монополия на самый трудный в мире сверхмарафон! Теперь потягайтесь с русскими. Им понравилось в Долине Смерти, и они обязательно вернутся сюда на следующий год. «Чтобы пробежать еще быстрее», - говорит Кругликов. «И чтобы как следует рассмотреть это замечательное место», - добавляет Лабутин. А нордическая Реутович, по обыкновению, молчит. Да и что тут еще скажешь...

P.S.: К сожалению, рекорд россиян побили уже через год, и больше на пьедестал наши соотечественники не поднимались...
Источник : http://znamensky.livejournal.com/41478.html 





Похожие записи:






система комментирования CACKLE
 
 

Вверх